Чем опасны принятые антисемейные правки к Уголовному кодексу?

Ранее я уже попытался описать некоторую путаницу при обсуждении двух принятых Госдумой законопроектов: ФЗ № 953369-6 и ФЗ № 953398-6, которые вносят правки в Уголовный кодекс РФ, Уголовно-Процессуальный кодекс РФ, а также в другие законодательные акты, включая Административный кодекс РФ.

Это опасные для семьи законопроекты. В первую очередь, поскольку они снимают тонкую разницу между ювенальной практикой изъятия детей из семьи и законными основаниями для этого. Но не только поэтому.

Ювенальная практика насильственного изъятия детей по надуманным предлогам существует уже на данный момент, но в ряде случаев сегодня в суде ещё можно доказать несоответствие этой практики Закону. И эта небольшая «дельта» между правом и деятельностью прокуратуры (см. статью А. Коваленина) позволяет буквально спасти семью от вмешательства органов опеки.

Здесь я снова хочу говорить о том, что следует из новой редакции статьи 116 УК РФ о Побоях в связи с предложенными изменениями.


Для начала нужно отметить, что инициатива декриминализовать ч.1 ст. 116 вполне может быть названа «разумной» и соответствующей замыслу главы государства, который высказался в Послании Федеральному Собранию на эту тему. Конкретно он предложил перевести «преступления, не представляющие большой общественной опасности, в разряд административных правонарушений».

Среди рационально объяснимых оснований такого предложения сам Президент назвал (и справедливо) негативные последствия для молодых людей, попадающих в места лишения свободы, за мелкие и незначительные преступления: «Пребывание там, сама судимость, как правило, негативно сказываются на их дальнейшей судьбе и нередко приводят к последующим преступлениям».

Не секрет, что пенитенциарная система – не лучшее место для «исправления». Более того, можно утверждать, что пребывание в рамках этого особого «мира» обеспечивает формирование определённой идентичности, способа поведения, освоение специфического языка (жаргона), а также формирование определённых дружеских и иных социальных связей. Особенно это касается людей молодых, недавно вступивших в совершеннолетний возраст или вступающих в него – тот самый возраст, который традиционно связывается с так называемым «кризисом идентичности» (примерно в 16-25 лет), «поисками себя» и другими формами самоопределения.

Кроме того, перевод некоторых деяний в разряд административных правонарушений облегчает и убыстряет процесс делопроизводства в органах, позволяя (в идеале) уделять большее внимание серьёзным преступлениям.

Однако, здесь же возникают и риски, и непосредственные опасности для российской семьи, особенно учитывая ту редакцию Законопроектов, которая непосредственно принята ГД РФ в третьем чтении 21 июня 2016 года, несмотря на широкие протесты общественности и отрицательное заключение Общественной палаты РФ.

Декриминализация ч.1 ст. 116 сама по себе позволяет изолировать «дебошира» и пресечь домашнее насилие по заявлению потерпевшего через обращение в полицию в оперативном порядке. Сегодня этого не происходит, поскольку полиция фактически не занимается этим – и делает это по понятным причинам. Жертва побоев сегодня должна обращаться в суд с соответствующим заявлением о возбуждении уголовного дела по ст. 116 УК РФ. Тогда как в ситуации реальной и непосредственной опасности до суда (то есть даже до времени работы учреждения) должно пройти какое-то время от 8 часов и более, кроме того до него необходимо физически доехать, что является проблемой, если дома остаются дети.

Так что первоначальное предложение Верховного суда выглядит, ещё раз скажу, и разумно, и рационально оправданно.

Но поправки, предложенные депутатом Крашенинниковым, полностью извращают суть дела.

Согласно конечной редакции, напомню, статья 116 УК РФ представлена в следующем виде:

[Статья 116. Побои]
Статья 116. Побои

Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса (то есть без ущерба здоровью - ), в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы -

наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

П р и м е ч а н и е. Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное  настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.



Кроме того, что перевод состава статьи 116 УК в категорию частно-публичного обвинения исключает прекращение дела по примирению сторон, побои в отношении «близких лиц» становятся излишним уточнением, учитывая вышесказанное.

Так как в Административном кодексе, согласно законопроектам, уже будет статья о побоях, наличие «близких лиц» в уголовной статье, по-видимому, необходимо для перевода побоев в семьях в разряд именно уголовных правонарушений. То есть это дикриминализация в целях криминализации.

Заканчивается такая, простите, правовая диалектика тем, что:

а) люди будут дополнительно осуждены, то есть – опять же – вплоть до заключения в местах лишения свободы;
б) судимость близких родственников останется «пятном» в биографии молодых людей, что если и не полностью закроет им дорогу в крупные конторы и государственную службу, то существенно осложнит такой карьерный выбор.

Перевод дела в разряд уголовных при этом не снимает проблем семьи, как это может кому-то показаться. Если разбираться с причинами домашнего насилия всерьёз, то окажется, что люди «ведут совместное хозяйство», в том числе, потому что не могут обеспечить себя и детей в одиночку. При этом, редакция законопроектов предполагает также декриминализацию злостной неуплаты алиментов, то есть лишает семьи дополнительных финансовых возможностей.

Таким образом, не возникает сомнений, что предложенная редакция УК и УПК РФ направлена именно против семей, в особенности тех, кто уже на данный момент испытывает трудности в обеспечении жизни. Депутаты очевидным образом действуют в интересах богатых и очень богатых слоёв населения страны, к которым, надо полагать, относятся и сами.