Народно-трудовой союз и теория Десоветизации

Как уже сообщалось, «Программа десталинизации» - это не только дубль решения Парламентской ассамблеи ОБСЕ «Объединение разделенной Европы: защита прав человека и гражданских свобод в ХХI веке в регионе ОБСЕ», это ещё и продолжение идей Народно-трудового союза по модернизации сознания.

И здесь хочется оговорить, что такое НТС. Сразу только оговорю, что это не мировое правительство, не источник всех бед России. Это группа людей, которая чего-то хочет, кого-то вдохновляет и что-то делает.

Теперь вернёмся к «модернизации сознания». Эта модернизация возможна и необходима постольку, поскольку, по версии НТС, существует феномен «советского рабства». В целях избывания этого рабства и нужна самая жёсткая, принудительная модернизация – диктатура исправления и покаяния. Теория десталинизации-делениназации является инструментом такого исправления. Напомню сразу, что примерно то же уже начинал говорить депутат Губдумы Самарской области Дмитрий Сивиркин, когда рассуждал о «невидимой грязи» на душах людей, которые проживают на улицах с советскими названиями.
 
Народно-трудовой союз фактически является инициатором этого движения в сторону «модернизации сознания». Существует так называемое «Дело КПСС», которое и сегодня считается возможной правовой отправной точкой для дальнейшей декоммунизации России.

Вообще, сам факт, что Россию нужно опять декоммунизировать, наводит на мысль, что Россия по сей день вполне коммунизирована. Это не значит, что развивается производство, что хоть что-то развивается, но это значит, что остаётся общий лево-патриотический народный настрой. Он-то и должен подвергнуться модернизации.

Когда в октябре 2010 года Михаил Фёдоров был назначен главой Совета по правам человека и гражданскому обществу, начался однозначный курс в эту сторону. И делалось это всё при президенте Медведеве.

Если в 1990 году НТС писало так: «Тех, кто боится распада страны, мы должны спрашивать: что рушится? Рушится коммунистический строй, советское государство, рушится то, что вообще не должно было быть. Радоваться, а не горевать надо по этому поводу и, засучив рукава, приступать к строительству нашего, российского государства, которого у нас не было с 1917 года», то в 2010-2011 ничего не поменялось в принципе. Программа десталинизации, во-первых, является требованием новой перестройки, во-вторых, так же приведёт к резкому сокращению территорий и потере управляемости, как и первая перестройка.

О том, что составляет основной перечень идей Народно-трудового союза, следует сказать специально.

Итак, для начала, по мысли А. Авторханова, высказанной в журнале «Посев» в 1985 году, Сталин уничтожал кулаков – самый антикоммунистический класс в стране при помощи коллективизации. И в ответ на это исторически возник НТС. Сам Авторханов – это чеченский коллаборационист (линию фронта перешёл и предложил сотрудничество фашистской армии во второй половине 1942 года), ставший позже духовным отцом Д. Дудаева.

НТСовцы сотрудничали с Власовым, они сотрудничали с Гитлером непосредственно, с Розенбергом, автором плана разделения и уничтожения народов России.

После войны НТС заговорил о народах России, которые борются за право на самоопределение. И в 1959 году Конгресс США принимает «Закон о порабощённых народах». Автор Закона – Добрянский – прямо говорит: в СССР «100 миллионов нерусских борются за свое освобождение против 100 миллионов великороссов». Не удивительно, что единственным народом, не включённым в этот список, оказались сами русские… Что ещё раз подтверждает факт – война против коммунизма немедленно перерастает в войну с русскими.

Подлинная Россия, тем не менее, для НТС существует – это Россия эмигрантов, другая Россия. Вот мнение А. Зубова, написавшего большую историческую работу в двух томах, и который в эфире «Радио Свобода» в 2001 году сказал: «А вот теперь приходит вновь вся эта иная Россия, эмигрантская Россия, но ее воспринимают-то люди с совершенно исковерканными душами. Главное, что исковерканными не кем-то извне, а добровольно коверкавшими сами себя... Вся русская эмиграция их обвиняет самим фактом своего существования: вот она, другая Россия». Не правда ли, похоже на то, что говорил Сивиркин про «невидимую грязь… на душах»?